четверг, 6 января 2011 г.

Рождество Христово!

   ВСЕХ ПОЗДРАВЛЯЮ С РОЖДЕСТВОМ!
Рождество Христово — всенародно любимый праздник. Сейчас, когда к нам вернулись подзабытые на время обычаи предков, мы снова посещаем Рождественские богослужения, отправляем детей колядовать, устраиваем дружеские посиделки за праздничным столом и с неподдельным интересом гадаем на свою судьбу...

 
   Рождество Христово называют «матерью всех праздников», и это справедливо: ведь с рождением Иисуса Христа — сына Божьего, Спасителя мира — начинается его земная жизнь, ведущая через страдания и смерть к чудесному Воскресению. Значение этой святой ночи трудно переоценить. От нее берет начало весь ход новой истории и само наше летосчисление.
Уже более двух тысяч лет прошло с тех пор, как в небольшом городке Вифлееме появился на свет Сын Божий. Иисус Христос родился сверхъестественным образом от Девы Марии, которую мы с тех пор называем Богородицей. Придя на землю, Он не был встречен почетом. У Него не было ни колыбели, ни даже пристанища — Он родился в пещере и был положен в ясли, куда кладут корм для животных.
Первыми гостями Богомладенца стали простые пастухи, которым Ангел возвестил о Рождестве Христовом, и волхвы (древние мудрецы), шедшие с дарами Царю Мира с востока. Вифлеемская звезда указала им путь в Иерусалим.
  Христиане благоговейно относятся к святой ночи Рождества Христова. Дома и храмы заранее украшают еловыми ветками, вечная зелень которых издавна считается символом древа жизни. Во всех храмах, в больших и малых церквах, в рождественскую ночь повсеместно совершаются торжественные богослужения, прославляющие Христа, а главные торжества в России проходят в храме Христа Спасителя в Москве. Праздничная служба начинается в 22.00: звонят колокола, горят все подсвечники и паникадила, читаются главы из Евангелия, повествующие о рождении Младенца Христа. Хор радостно поет славословия, и особенно трогательно звучат в нем детские голоса. Церковные песни, объясняющие смысл праздника, поют и в ночь Рождества, и в последующие дни на протяжении недели.
Из всех православных праздников день Рождества — самый «детский», ведь он связан с памятью о пребывании Спасителя нашего во младенческом возрасте. В это время детям уделяется особенное внимание. В день Рождества они находят под елкой подарки, а в период Святок в храмах проводятся детские утренники.
Рождество Христово празднуется соответственно раз и навсегда заведенному порядку, так же как и другие православные праздники: ему предшествует сорокадневный пост, во время которого христиане больше молятся, читают Закон Божий и воздерживаются от «скоромной» пищи. Канун Рождества — рождественский сочельник. Такое название объясняется тем, что в этот день едят сочиво — постную кашу с овощами. С утра принято убирать в доме, ставить тесто, мыться, а садиться за стол можно только тогда, когда на небе появится первая вечерняя звезда.
Под окнами колядовала молодежь. Вот как об этой веселой забаве сказано у Н.В.Гоголя:
«Последний день перед Рождеством прошел. Зимняя ясная ночь наступила; глянули звезды; месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа.
Колядовать у нас называется петь подокнами накануне Рождества песни, которые называются колядками. Тому, кто колядует, всегда кинет в мешок хозяин, или хозяйка, или кто останется дома колбасу, или хлеб, или медный грош, чем кто богат...
...Толпы парубков и девушек показались с мешками; песни зазвенели, и под редкою хатою не толпились колядующие. Чудно блестит месяц! Трудно рассказать, как хорошо потолкаться в такую ночь между кучею хохочущих и поющих девушек и между парубками, готовыми на все шутки и выдумки, какие только может внушать смеющаяся ночь. Под плотным кожухом тепло; от мороза еще живее горят щеки, а на шалости сам лукавый подталкивает сзади. Шумнее раздавались на улице крики и песни. Толпы толкавшегося народа были увеличены еще пришедшими из соседних деревень. Парубки шалили и бесились вволю.
Часто между колядками слышалась какая-нибудь веселая песня, которую тут же умел сложить кто-нибудь из молодых казаков. То вдруг один из толпы, вместо колядки, отпускал щедровку и ревел во все горло:
Щедрик, ведрик!
Дайте вареник!
Грудочку кашки!
Кильце ковбаски!
Хохот награждал затейника. Маленькие окна поднимались, и сухощавая рука старухи высовывалась из окошка с колбасою или с куском пирога. Парубки и девушки наперерыв подставляли мешки и ловили свою добычу. В одном месте парубки, зашедши со всех сторон, окружали толпу девушек: шум, крик; один бросал комом снега, другой вырывал мешок со всякой всячиной. В другом месте девушки ловили парубка, подставляли ему ногу, и он летел вместе с мешком стремглав на землю. Казалось, всю ночь напролет готовы были провеселиться. И ночь, как нарочно, так роскошно теплилась, и еще белее казался свет месяца от блеска снега!»
Колядовщики своими песнопениями желали хозяевам доброго здоровья, богатства, хорошего урожая, хозяйственного благополучия, а те одаривали их в ответ угощением и мелкими деньгами.
Обойдя множество домов и набрав мешок угощении, молодежь собиралась в чьей-либо избе на посиделки: расшалившиеся и нагулявшие аппетит парни и девчата высыпали на стол все, что наколядовали, и устраивали веселую пирушку. Подкрепившись, пели, плясали, вели разговоры. Тут наступало самое время появляться ряженым. Рядиться любили в зверей (традиционно центральной фигурой святочного маскарада являлся медведь) или в нечистую силу, которая врывалась в избу с криками и воплями, а вскоре выпроваживалась на мороз, посрамленная. Эта игра имела символическое значение: перед великим праздником Рождества необходимо очистить жилище.
Собравшись за праздничным столом, христиане встречают Рождество Христово. Принято обмениваться подарками (эта традиция пошла от волхвов, которые преподнесли дары Младенцу Иисусу), поздравлять друг друга и загадывать заветные желания. Считается, что в эту священную минуту небо раскрывается навстречу земле и сами силы небесные внемлют просьбам людей: ни одно их желание не останется неисполненным. Разумеется, это касается только добрых желаний.
С благословенным днем Рождества связано множество примет и обычаев. Как и в другие большие православные праздники, в Рождество нельзя заниматься домашними делами. С Рождества до самого Крещения грех охотиться в лесу. В деревнях пастухи с утра «обсевали» избы — разбрасывали горстями овес, приговаривая: «По полу теляток, под лавкою ягняток, на лавке — ребяток!», или: «Ягнята за лавочкой, телятки у лавочки, а поросятки по всей избе!» Это действие способствовало тому, чтобы в Доме всегда был достаток. Следовало обильно посыпать зерном всех членов семьи, а хозяйке нужно было успеть наварить к завтраку большой горшок каши. На Рождество принято принимать гостей. В старину посиделки, игры, песни, обходы домов продолжались весь период, называемый Святками, который начинается в день Рождества, 7 января (25 декабря по старому стилю), и заканчивается 18 января (5 января по старому стилю). Святки — значит «святые вечера».
Молодежь собиралась на посиделки, чтобы только веселиться — девушки даже не брали с собой рукоделия, — и развлекалась песнями, гаданиями и играми.
Настали святки. То-то радость!
Гадает ветреная младость,
Которой ничего не жаль,
Перед которой жизни даль
Лежит светла, необозрима;
Гадает старость сквозь очки
У гробовой своей доски,
Все потеряв невозвратимо;
И все равно: надежда им
Лжет детским лепетом своим.
(А. С. Пушкин. «Евгений Онегин»)
Ряженые разыгрывали целые представления...





 
Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было
Младенцу в вертепе
На склоне холма.
Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере.
Над яслями теплая дымка плыла.
Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи
А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то.
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.
За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе,
Один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода,
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.
Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.
Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на Деву,
Как гостья, смотрела звезда Рождества.
Б. Пастернак

1 комментарий:

  1. Этот комментарий был удален администратором блога.

    ОтветитьУдалить